Клуб любителей Крыма

Баннер между компонентом и mainbottom

Скифы

2 апр 2011 в 20:03
Автор: Admin
Поделиться:

                                                  Древнейшие известия о скифах

         Скифия! Как много вмещает в себя это красивое название! Это древняя наша земля, наша отечественная история! Это — загадки и тайны...
         Скифией древнейшие авторы называли обширную территорию в Причерноморье. Становление скифского племенного союза происходило в VIII—VII вв. до н. э.
         Антропологически скифы принадлежат к европеоидной расе. Скифский язык исследователи относят к североиранским языкам иранской группы индоевропейской языковой семьи.
         Сообщение Геродота о том, что все киммерийское население якобы покинуло степи Причерноморья и скифы заняли пустующую страну, является явным преувеличением. Часть киммерийцев, безусловно, осталась на месте и была ассимилирована скифами. Об этом убедительно свидетельствуют преемственность ряда форм материальной культуры, а также легенды о происхождении скифов, в которых можно уловить местные традиционные элементы.
         Одержав решительную победу над киммерийцами, скифы в «поисках» новых соперников устремились далеко за пределы Таврики. Это не случайно. Основное занятие скифов, скотоводство, позволяло значительной части мужского населения быть оторванной от трудовых забот и всецело посвятить себя ратному делу. Это позволило создать огрмную армию, отлично вооруженную лучшим железым оружием, заменитым луком и умеющую этим оружием владеть с детства. Скифы представляли собой грозную силу для любого противника. Первоклассные наездники, скифы стремительно перемещались на конях, были идеально приспособлены к ведению войн далеко от своих стоянок.
         В этот период наступление скифского войска было направлено на юг, где находились богатые государства Закавказья и Передней Азии — Урарту, Манна, Лидия, Мидия, Ассирия. Дошедшие до нас сведения древних авторов рассказывают о стремительном нападении скифов, об их постоянных войнах то с одним, то с другим государством. Оставив всё обременяющее воина в походах (семьи, имущество, стада) в местах своих основных кочевий, скифские отряды воевали налегке. Переднеазиатский поход продолжался достаточно долго — от 20 до 60 лет. За это время скифское войско достигает Египта и Палестины.
         Долгое, полувековое, пребывание скифов в Передней Азии оказало большое влияние на скифское общество. Соприкасаясь с высокоразвитыми странами того времени, скифы обогатили свою культуру, более быстрыми темпами стали развиваться социальные процессы. Но завершение этого длительного похода принесло скифам неудачу. Потерпев ряд поражений от усилившихся Мидии и Нововавилонского царства, скифское войско вынуждено было покинуть территорию Лидии и вернуться в степи Предкавказья и Причерноморья в начале VI в. до н. э.
         Но на этом «неприятности» для скифов не закончились, несмотря на то, что они оказались уже в своих владениях. Геродот в своей «Истории» сообщает, что возвратившихся из Передней Азии скифов «ожидали трудности не меньшие, чем война с мидийцами; они обнаружили, что им противостоит немалое войско». 
         Большая часть исследователей признают, что сражались скифы со своими рабами на территории Крыма. По их мнению ров, выкопанный рабами не мог находиться на Перекопе, так как провести его оттуда до Крымских гор в'техническом отношении тогда было вряд ли возможно, да и бессмысленно. Располагался он, вероятнее всего, на Акмонайском перешейке, на западной границе Керченского полуострова, ибо только там можно прорыть ров от Меотиды (район Арабатской стрелки) до Таврских гор, которые начинались у современной Феодосии.
         О пребывании скифов на территории Таврики с давних времен красноречиво говорят курганы — скифские захоронения. Самые ранние из известных в Крыму скифских погребений относятся к середине VII в. до н. э. Они открыты археологами недалеко от Керчи, на Темир-горе, и на Перекопском перешейке у села Филатовки. Одним из самых известных исследованных курганов в Крыму является курган Куль-оба («холм пепла») недалеко от Керчи. 
        Гробница в кургане Куль-оба была обнаружена в 1830 г. Она построена из тесаного камня, почти квадратная в плане — 4,6 х 4,2 м — со входом в северной стене. Высота сужающегося уступами свода — 5,3 м. Характер архитектуры и кладки говорит о том, что строили гробницу греческие мастера. Но склеп строился для захоронения знатного скифа, об этом говорит устроенный в склепе своеобразный деревянный потолок, напоминающий деревянный шатер и доходящий до свода склепа, украшенный пологом с золотыми бляшками. У восточной стенки склепа на роскошном деревянном ложе покоился знатный скиф, возможно, царь. О том, что умерший был именно скифом, свидетельствуют набор сопровождающего инвентаря и другие черты ритуала. Так, на голову погребенного был надет традиционный скифский головной убор — остроконечная войлочная шапка-башлык с нашитыми на нее золотыми бляшками. Драгоценная диадема дополняла убор. На шее погребенного находилась золотая гривна весом 461г, на каждой руке — от одного до трех браслетов с фигурными окончаниями. В специальном отделении ложа помещались оружие и ритуальные предметы: железный акинак с обложенной золотом рукоятью, нагайка, горит (футляр для лука), покрытый золотой пластиной с изображениями животных, оселок в золотой оправе, золотая чаша — фиала.
         Слева от ложа, в саркофаге из кипарисового дерева и слоновой кости, была погребена женщина (жена или наложница) в расшитыхзолотыми бляшками одеждах. Ее погребальный убор был очень богат: электровая (сплав золота серебра) диадема с крыпными золотыми подвесками, ажурные серьги, гривна, ожерелье, два браслета (все из золота). Рядом находилось бронзовое зеркало с обложенной золотой фольгой ручкой, а между голеней стоял электровый шаровидный кубок с изображением эпизодов скифского эпоса.
      Гробница кургана Куль-Оба  У южной стенки склепа лежали останки возницы-оружкеносца, рядом с которыми в особом углублении находились кости коня, два наконечника копий, бронзовые поножи и шлем. Вдоль стенок склепа стояли металлические сосуды — бронзовые котлы с костями барашка, два серебряных позолоченных таза с набором ритуальной посуды, а также амфоры, в которых сохранился осадок от испарившегося вина. По всему склепу были разбросаны бронзовые наконечники стрел, а под полом находился тайник, сразу не обнаруженный исследователями и разграбленный «золотоискателями». Среди находившихся в нем предметов особенно интересна выкупленная у грабителей большая золотая бляха в в виде лежащего оленя. 
                                                          Война скифов с персами
 
         Скифы пришли в Крым в VII веке до нашей эры из Азии. Это ираноязычные племена. В Крыму проживали племена царских скифов (существовали также племена скифов-пахарей, скифов-кочевников и другие).
         Самым замечательным событием в ранней истории Скифии явилось вторжение в ее пределы персидского царя Дария в 513 году до нашей эры. Дарий имел намерение покорить скифов и сделать их своими данниками.
         С огромным войском Дарий вступил в Скифию. Перед лицом нависшей опасности скифы обратились за помощью к соседним народам, но те отказались помочь, так как были заинтересованы в ослаблении скифов — своего могущественного и сильного соседа.
         Не имея достаточно сил, чтобы вступить с персами в открытый бой, скифы применили тактику отступления и заманивания противника в глубь страны. На своем пути они засыпали колодцы и источники, уничтожали траву.
         Истощив силы в бесплодных преследованиях, Дарий послал к скифскому царю своего гонца с предложением прекратить отступление и начать битву или, признав себя слабым, покориться и стать его данником. На это царь скифов ответил: «Знай, перс, каков я: и прежде никогда не бежал я из страха ни от кого из людей, и теперь не бегу от тебя; ныне я не сделал ничего нового сравнительно с тем, что обыкновенно делаю в мирное время, а почему я не тороплюсь сражаться с тобой, я и это тебе скажу: у нас нет ни городов, ни заселенной земли, из-за которой мы поспешили бы драться с вами из боязни, чтобы они не были взяты и опустошены. Если бы нужно было во что бы то ни стало ускорить бой, то у нас есть могилы предков: вот попробуйте разыскать их и разорить — тогда узнаете, станем ли мы сражаться с вами из-за гробниц или не станем; раньше мы не сразимся, если нам не заблагорассудится. За то, что ты назвал себя моим владыкой, ты мне поплатишься».
         Скифы послали Дарию символические оскорбительные «дары»: птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Эти дары означали следующее: «Если вы, персы, не улетите в небеса, превратившись в птиц, или не скроетесь в земле, подобно мышам, или не прыгнете в озера, превратившись в лягушек, то не вернетесь назад, будучи поражены этими стрелами»
         Вынужденный признать свою неудачу в войне, Дарий поспешил покинуть Скифию. 

Скифы практически исчезли с территории Крыма в конце первой трети III в. до н. э. Их обидчики – сарматы – пришли из-за Дона, разрушили сотни населенных пунктов, не пощадили даже обитающих рядом греков. Казалось, что дни отважных скифских воинов сочтены, но они продолжали удерживать Нижнее Поднепровье и центральную часть крымского полуострова. В 130 гг. до н. э. скифы возвели укрепленное городище Керменчик. В 30–20-х гг. II в. до н. э. во главе Скифского царства на полуострове стоял Скилур. Период его правления – это  расцвет позднескифского государства, который ознаменовался покорением Ольвии и владений херсонеситов.

Конец обитания скифов в Крыму связан с ударом, нанесенным Понтийским царством. Но на этом история Скифии не закончилась. Малая Скифия (о ней чуть ниже) просуществовала в Добрудже до начала IV в. и была уничтожена гуннами.

                                                                 Общественный строй
 
         В Скифии господствующее положение занимали царские скифы. Они составляли основную силу во время военных походов. На ранних этапах своей истории царские скифы представляли, очевидно, союз племен, каждое из которых имело собственную территорию и находилось под властыо своего царя. Такое деление племен отражено в рассказе о трех соединениях скифского войска во время войны с Дарием I. Причем предводитель самого большого и наиболее мощного воинского соединения скифов Иданфирс считался старшим.
         Впоследствии, в IV в. до н. э., власть над всеми скифскими племенами сосредоточилась в руках одного царя — Атея. Концентрация власти была важным шагом на пути превращения союза племен в единую народность, объединенную под единым управлением.
         Царские скифы считали себя «лучшими и самыми многочисленными». Остальные племена зависели от этой господствующей группы. Эта зависимость выражалась в плате дани.
         Форма зависимости подвластных народов от царских скифов была различной. В одних случаях она могла быть более мягкой, в других жесткой. Прямое влияние на характер взаимоотношений могла иметь степень этнического родства, когда близкие по этносу и культуре народы находились вболее привилегированном положении, чем этнически чуждые.
         С момента появления на исторической арене скифское общество выступало как сложное образование. Важную роль играла родоплеменная структура, однако постепенно его основы были подорваны и видоизменены ростом частной собственности, имущественного неравенства, выделением богатой аристократической верхушки, сильной власти царя и окружающей его дружины.
         Основу скифского общества составляла малая индивидуальная семья, собственностью которой были скот и домашнее имущество. Но семьи были разными. Богатые семьи имели большие стада, в то же время существовали настолько обедневшие семьи, что не могли обеспечить ведение самостоятельного кочевого хозяйства из-за небольшого количества скота.
         Во главе скифов стояли цари и родовые старейшины, которые также возглавляли воинские подразделения. Власть царей была наследственной и достаточно сильной. Существовало представление о божественном происхождении царского рода. Цари исполняли также судебные функции. Неповиновение приказу царя каралось смертью. Ближайшим окружением царя являлась его личная дружина, состоявшая из числа лучших воинов.
         В определенной степени власть царя ограничивалась институтами родового строя. Высшим законодательным органом было народное собрание — «совет скифов», имевший право смещать царей и назначать новых из числа членов царского рода.
         Скифская знать и цари понимали, что имущество скифов в значительной степени зависит от сохранения демократических традиций военно-родовой организации, и стремились сохранить их.
         Этот момент хорошо описывает Плутарх, рассказывая о царе скифов Атее. Автор наделяет Атея героическими чертами варварской простоты и военной доблести. Плутарх сообщает, что Атей, чистя своего коня, спросил у присутствующих при этом македонских послов, делает ли это царь Филипп. Выслушав чудесную игру пленного флейтиста, он сказал, что с большим удовольствием слушает ржание коня. В письме к македонскому царю Филиппу Атей писал: «Ты имеешь власть над македонцами, умеющими воевать с людьми, а я — над скифами, которые могут бороться и с голодом и с жаждой».
         Эти примеры показывают, что скифские цари хорошо знали, как свято их народ чтит свои обычаи и избегает пользоваться обычаями других народов и больше всего эллинскими. 
                                                                 Быт и обычаи скифов
 
         Кочевой образ жизни и военная организация общества наложили отпечаток на все стороны жизни скифов. «Каждый из них конный стрелок» — эта короткая и выразительная характеристика Геродота выражает сущность образа жизни скифов. Оружие составляло непременную принадлежность каждого мужчины, а нередко и женщины. Неизменным спутником кочевника, начиная с детства, был конь.
         У скифов выше всего ценились воинская доблесть и мужество в бою, преданность своему народу и друзьям. По числу убитых врагов скиф получал свою долю военной добычи и почетную чашу вина. Дружба у скифов скреплялась особым обрядом побратимства. Суть его заключалась в том, что в сосуд, в котором находились вино и кровь двух людей, дающих обет, погружалось оружие: меч, стрелы, секира и дротик, после чего оба одновременно пили из чаши. Скрепленная таким образом дружба считалась крепче и неразрывнее любых уз родства.
         У скифов был сложный погребальный обряд, хорошо известный подписанию Геродота и по многочисленным раскопкам курганов.
         Тело умершего знатного скифа бальзамировали так, чтобы оно могло сохраниться на установленный обычаем срок проводов, продолжавшийся в течение сорока дней. Покойника, одетого в роскошные одежды, клали на колесницу и возили по многочисленной родне. Особой пышностью отличались похороны скифских царей. Тело умершего обвозили по всем подвластным ему племенам. В знак скорби скифы обрезали волосы, наносили себе увечья.
         Затем все отправлялись в землю Герр, которая находилась на отдаленной окраине Скифии. В этой земле и находилось кладбище скифских царей.
      Скифский курган  Погребения совершались в обширных и глубоких ямах. Вместе с умершим клали его оружие, одежду, пищу, дорогие украшения. Могилу зазакрывали бревенчатным накатом и насыпали над нею курган, стремясь сделать его как можно выше. Один из богатейших скифских царских курганов в Куль-Оба находится на Керченском, полуострове. Основу скифского общества составляла малая индивидуальная семья, собственностью которой были скот и домашнее имущество. Скифы вели счет родства по мужской линии. Старшие сыновья получали долю имущества еще при жизни главы дома. Наследником отцовского хозяйства становился младший из сыновей. Женщины занимали подчиненное положение. Их жизнь была посвящена домашним занятиям и обслуживанию семьи. В среде скифянок поощрялись военные упражнения и владение оружием. Людей, захваченных в плен, скифы превращали в рабов и продавали грекам. Однако часть оставалась в услужении скифов. Рабы использовались на различных работах по уходу за скотом и особенно в хозяйстве. Для поддержания своего господствующего положения скифы должны были иметь большое, хорошо вооруженное и дисциплинированное войско. Естественной формой такой военной организации было всенародное ополчение, созданное на основе деления по родам и племенам. 
                                                                  Скифские верования
 
         В своих религиозных представлениях скифы достигли достаточно высокой степени обожествления сил и явлений природы. Каких же богов почитали скифы? Вот что пишет об этом в своей «Истории» Геродот: «Богов они умилостивляют только таких: больше всего Гестию, кроме того, Зевса и Гею, полагая, что Гея жсена Зевса, после них Аполлона и Афродиту Уранию и еще Геракла и Ареса. Этих богов почитают все скифы. Гестия у скифов называется Табити, Зевс вполне правильно, по моему мнению, зовется Папай, Гея — Апи, Аполлон — Гойтосир, Афродита Урания — Аргимпаса, Посейдон — Тагимасад. У них не принято воздвигать ни изображений, ни алтарей, ни храмов никому из богов, кроме Ареса. Ему же они воздвигают».
         Главной богиней скифов была Табити — богиня домашнего очага. В ней воплощалось представление о семейном и родовом единстве. Клятва «божествам царского очага» считалась величайшей клятвой скифов.
         Зевс — Папай считался прародителем скифов. Согласно легенде о происхождении скифов, Папай и дочь реки Борисфена были родителями первого скифа — Таргитая. Скифский царь Индантирс в ответе Дарию во время скифо-персидской войны утверждал: «Владыками же своими я считаю только Папая, моего предка, и Апи, царицу скифов».
         Гол — Апи, т. е. Земля, олицетворяет землю и воду как одно из основных порождающих начал. А брачные узы Зевса и Геи — это союз неба и земли.
         Эта триада — Табити, Папай, Апи — возглавляла пантеон высших скифских божеств. По легенде у прародителей скифов родились три сына: Липоксай, Арпоксай и Колоксай, что в переводе с иранского означает соответственно «Гора-царь», «Вода-царь» и «Солнце-царь» — владетели трех основных сфер — земли, воды и неба. При них на землю упали золотые дары: плуг, ярмо, секира и чаша. Когда к золоту подходили старшие братья, оно загоралось, не даваясь в руки; овладеть священными дарами удалось только младшему брату Колоксаю. Поняв значение этого чуда, старшие передали младшему царство. От Колоксая пошел род скифских царей.
         В Аполлоне — Гойтосире исследователи видят охранителя скота, победителя чудовищ, лучника, волшебника.
         Афродиту Уранию — Аргимпасу, т. е. Небесную, считают владычицей умерших, великим божеством жизни и смерти.
         Арес — бог войны. Кровавый культ этого божества играл особенно важную роль в жизни скифов, соответственно тому, как велика была роль войны и военного сословия в скифском обществе. Об этом наглядно свидетельствует хотя бы тот факт, что скифы воздвигали святилища из всех божеств только одному — именно Аресу.
         Как же выглядели эти святилища? И как происходили жертвоприношения? Об этом красочно пишет Геродот: «У всех у них по округам их областей устраиваются святилища Ареса вот таким способом: нагромождают связки хвороста, приблизительно три стадия в длину и в ширину, в высоту же меньше. Наверху сделана ровная четырехугольная площадка, три ее стороны обрывистые, с одной же стороны она имеет доступ. Каждый год они наваливают сто пятьдесят повозок хвороста. Поверх этой кучи во всех округах водружен древний железный акинак; он и является изображением Ареса. Этому акинаку ежегодно приносят в жертву мелкий скот и лошадей; и вообще ему, в отличие от других богов, приносят сверх того еще и такие жертвы: сколько бы они ни захватили в плен врагов, одного мужа из каждой сотни они приносят в кертву...»
         В честь бога войны ежегодно проводились празднества, на которых особо отличившиеся в боях воины награждались почетной чашей вина. На таких празднествах устраивались состязания (борьба, стрельба из лука).
         Целый ряд обрядов у скифов был связан с земледелием. Ежегодные большие празднества устраивались в честь «священных даров»: плуга, ярма, секиры и чаши, упавших с неба. Это был праздник, связанный с пробуждением природы. У скифов значительное место занимали культ предков и почитание умерших, связанные с верой в бессмертие души и существование потустороннего мира.
         У скифов, как и у других индоиранских народов, существовало много жрецов. Это была обособленная социальная группа, отдельные категории которой занимали довольно высокое положение. Геродот о скифских жрецах сообщает следующее: «Прорицателей у скифов много. Они прорицают с помощью большого числа ивовых прутиков следующим образом: принеся большие пучки прутиков, они, положив их на землю, разъединяют и, раскладывая прутья по одному, вещают, произнося прорицания, одновременно снова собирают прутья и опять до одному складывают их. У них это искусство прорицания, идущее от отцов, а энареи — женоподобные мужчины, говорят, что им искусство прорицания дала Афродита...»
         Скифы почитали своих жрецов, но если предсказания не сбывались, жрецы рисковали многим, иногда — даже жизнью. Геродот весьма красочно рассказывает о прорицании в случае болезни царя: «Когда царь скифов заболевает, он посылает за тремя наиболее знаменитыми прорицателями. Они прорицают указанным способом; и говорят они чаще всего следующее — будто бы тот или этот человек ложно поклялся царскими очагами, называя при этом по имени того из жителей, о котором они говорят.
         У скифов принято чаще всего клясться царскими очагами, каждый раз, когда хотят принести величайшую клятву. Того человека, о котором говорят, что он ложно поклялся, сразу же схватывают и приводят. Прибывшего прорицатели изобличают… Тот отказывается, утверждая, что он не клялся ложной клятвой, и негодует. Поскольку он отказывается, царь призывает других прорицателей, вдвое больше против прежнего. И если и они, рассматривая то, что дает гадание, признают, что он принес ложную клятву, ему сразу же отрубают голову, и имущество его делят по жребию между собой первые прорицатели. Если же пришедшие прорицатели оправдывают этого человека, то выносится постановление казнить самих прорицателей, которых призвали первыми».
         Они умирали страшной смертью. Геродот сообщает: «Казнят их таким способом: нагрузив повозку хворостом, запрягают в нее быков. Сковав прорицателей по ногам и связав им руки за спиной и заткнув им рот, их бросают в середину хвороста и, поджигая его, гонят быков, испугав их...». В верованиях скифов значительное место занимал анимизм — культ предков и почитание умерших, связанный с верой в бессмертие души и существование потустороннего мира. В ряде случаев на скифских курганах устанавливались своеобразные скульптуры — стелы. Это, как правило, грубо обработанные гранитные или известняковые плиты, на которых высечен скифский воин. На лице обозначены глаза, нос, рот, усы и борода. Часто изображали на стеле пояс, к которому слева подвешен горит с луком, а спереди короткий меч — акинак. Руки согнуты в локтях. В левой руке изображался ритон (сосуд для питья в форме рога), поднятый к подбородку. Справа у пояса — боевой топор и второй длинный меч. Вероятно, эти каменные стелы, поставленные в честь предков, воплощали образ божественного прародителя скифов. 
                                                                      Хозяйство скифов
 
         Основную отрасль хозяйства скифов составляло скотоводство. Скот имел огромное значение — он был ословным средством существования. Главная забота кочевников сводилась к сохранению и увеличению поголовья скота.
         Основу кочевого хозяйства в степях составляло коневодство. В состав стада входили также крупный рогатый скот, овцы, небольшое количество коз. Скифские лошади оыли небольшими, однако отличались резвостью и выносливостью.
         Скифы кочевали большими группами. Скот круглый год содержался на подножном корму. В самое трудное время зимовки лошади своими копытами разбивали снег, добывая сохранившуюся траву для себя и других животных.
         Жилищами у кочевых скифов служили войлочные помещения на повозке с четырьмя или шестью колесами. Кибитки, защищавшиеот ветра, дождя и снега, предназначались для женщин и маленьких детей; в них также хранилось имущество. Жизнь мужчин с детства быласвязана с верховой лошадью. Одежда и экипировка скифов были хорошо приспособлены к условиям кочевой жизни. В их быту большое место занимали различные изделия из кожи, шкур, войлока и шерсти. Из этих материалов изготовляли одежду, обувь, бурдюки и множество других вещей домашнего обихода. Изготовлением их занимались в основном женщины.
         Очень удобной была одежда скифов — короткие, туго перетянутые кожаные (мехом внутрь) кафтаны, плотно облегающие кожаные штаны или широкие шерстяные шаровары, мягкие, перевязанные у щиколотки полусапожки (скифики), остроконечные башлыки, хорошо защищавшие голову. Одежда украшалась вышивкой, а парадная одежда богатых скифов расшивалась множеством: золотых украшений.
         Посуда, использовавшаяся в кочевом быту скифов, была преимущественно деревянной и металлической: бронзовые котлы для приготовления мясной пищи, бронзовые миски, деревянные подносы и чаши. Большинство предметов бытового обихода из металла, кости, а также, очевидно, из дерева, тканей, войлока и кожи, художественно оформлялись с определенным своеобразием. Мотивы такого оформления были заимствованы из зооморфного мира и находили свое воплощение в изображениях фигурок или каких-то частей животных, птиц или рыб. Этот вид изящного прикладного искусства получил название скифского звериного стиля.
         Среди образов раннескифского искусства излюбленными были изображения оленя, барана, пантеры, лося, горного козла. Часто использовались мотивы головок коня, орла, грифобарана. Чаще всего животные изображались в спокойном состоянии.
         В дальнейшем, под влиянием греческого искусства, скифский стиль утрачивает свою особенность. В то же время получают распространение реалистические сюжеты — сцены борьбы и терзания зверей и изображения различных животных.
         Изображения в зверином стиле не только отвечали эстетическим вкусам скифов, но и воплощали определенную магическую символику. Они играли роль амулетов-оберегов, призванных защищать их собственников от раждебных сил и привлекать покровительство и помощь доброжелательных богов.
         Нет сомнения в том, что в кочевьях скифов существовали оружейные, литейные, кузнечные, ювелирные и другие мастерские. Изделия их широко представлены в разнообразном составе предметов скифской материальной культуры. Однако ремесло носило характер домашнего производства.
         У скифов были развиты торговля и обмен как внутри племен, так и с другими народами. Огромное значение имели торговые связи с населением Кавказа и с греческим миром. Из Скифии вывозили скот, хлеб, мед, воск, кожу, а также огромное количество рабов, захваченных в военных походах. Ввозили в Скифию вино и оливковое масло в амфорах, ткани, различные изделия греческого ремесла, в частности, посуду, украшения. 
                                                                                 Анахарсис
 
         Одним из самых славных и известных сынов Скифии был Анахарсис. О нем до нас дошло большое количество самых разнообразных и интересных сведений античных авторов. И это не случайно. Ведь Анахарсис, как сообщают античные авторы, был признан одним из семи мудрецов древнего мира.
         Анахарсис (родился ок. 638, умер в 559 г. до н. э.) прожил яркую и трагическую жизнь. Античный автор сообщает нам следующее: «Скиф Анахарсис был сын Гнура и брат Кадуида, царя скифского; мать его была гречанка; поэтому он владел обоими языками. Он писал о скифских и эллинских обычаях, о средствах к дешевизне жизни и восемьсот стихов о военных долах. Отличался свободой речи...»
         Высокорбразованный философ, он много путешествовал, познакомился с лучшими достижениями эллинской культуры. Около 594 г. до н. э. прибыл в Афины и посетил знаменитого афинского философа Солона. Придя к дому Солона, он приказал одному из слуг доложить Солону, что к нему пришел Анахарсис, желая посмотреть на него и, если можно, сделаться его гостем. Слуга, доложив, получил от Солона приказание передать Анахарсису, что отношения гостеприимства завязываются каждым на своей родине. Тогда Анахарсис сказал, что сам Солон теперь на родине и поэтому ему следует заключать связи гостеприимства; изумившись этой сообразительности, Солон принял Анахарсиса и сделал величайшим другом.
         Благодаря античным авторам нам стал известен целый ряд блестящих, очень метких, крылатых выражений и изречений Анахарсиса. Вот часть из них, с которыми весьма интересно и небесполезно познакомиться ближе:
         — Анахарсис сказал, что виноградная лоза приносит три кисти: первую — удовольствия, вторую — опьянения, третью — отвращения.
         — Он выразил удивление тому, что у эллинов состязаются художники, а судят их не художники.
         — На вопрос, как можно не сделаться пьяницей, он сказал: «Если иметь перед глазами безобразия пьяных».
         — Узнав, что корабль имеет в толщину четыре пальца, он сказал, что настолько плывущие в нем удалены от смерти.
         — Масло он называл средством для возбуждения бешенства, потому что намазанные им атлеты бесятся друг на друга.
         — На вопрос, какие корабли безопаснее, сказал: «Вытащенные на берег».
         — На вопрос, что у людей хорошо и дурно, он сказал: «Язык».
         — Порицаемый одним аттическим гражданином за свое скифское происхождение, он сказал: «Мне позор — отечество, а ты — своему отечеству».
         — Он говорил, что лучше иметь одного друга, стоящего много, чем многих, не стоящих.
         — Под его изображением подписывается: «Сдерживать язык, желудок, все органы тела».
         Возвращение на родину оказалось для Анахарсиеа трагичным. Геродот говорит, что Анахарсис не отказался от эллинских обычаев, поклонялся не скифским богам, что и погубило его. Геродот рассказывает: «И кто-то из скифов, заметив, что он это делает, донес царю Савлию. Тот прибыл сам, и когда увидел, что Анахарсис делает это, выстрелил из лука, убив его».
         Таковы основные сведения о скифском мудреце — одном из наиболее выдающихся сынов Скифии. Рассказ о нем хочется закончить словами Страбона: «Поэтому-то и Анахарсис, Абарис и некоторые другие скифы, им подобные, пользовались большой славой среди эллинов, ибо они обнаруживали характерные черты своего племени: любезность, простоту, справедливость». 
                                                                         Малая скифия
 
         На рубеже IV—III в. до н. э. для скифского государства происходят важнейшие события. В этот период к его границам подходят кочевые племена савроматов (сарматов), которые в VI—IV вв. до н. э. обитали в степях Поволжья и Южного Приуралья. Постепенно продвигаясь на. запад, к концу IV в. до н. э. сарматы достигают границы Скифии по Танаису (Дону). Все это приводит к постоянным столкновениям. Скифы встают на защиту своей территории, своих кочевий и зимников, своих очагов. Но напор сарматов был слишком сильным, и скифы вынуждены были постепенно уступать свою территорию. В течение III в. до н. э. сарматы вытеснили скифов из степей между Доном и Днепром. Как отмечает Диодор Сицилийский, сарматы «опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побеждённых, превратили большую часть страны в пустыню».
         С этого момента в истории Скифии начинается новый этап. Вытесненные с широких степных пространств и владея относительно небольшой территорией, большая часть которой находилась в Таврике, скифы вынуждены были приспосабливаться к новым условиям. Они постепенно превращались в оседлых земледельцев и скотоводов, живущих в постоянных долговременных поселениях. Коренные изменения в экономике привели к существенным новшествам и в образе жизни, в материальной культуре, в социальных отношениях и религиозных представлениях, во многом повлияли на историю скифов.
         С этого момента скифы уже основательно осваивают территорию Таврики. Прежде всего они осваивают земли в речных долинах в пределах Внешней и Внутренней гряды. Археологами открыты поселения скифов на реках Альма, Западный Булганак, Кача, Бельбек, Зуя, Биюк и Кучук-карасу, Бештерек и Салгир. Издавна эти районы отличались благоприятными условиями для занятия земледелием. Здесь имеется достаточное количество источников воды и плодородных земель.
         В этот период на территории Таврики появляется все больше и больше основательных, постоянных поселений и укреплений. В своей «Географии» Страбон упоминает четыре скифских крепости в Таврике — Неаполь, Хабеи, Палакий и Напит. В результате археологических исследований открыты и изучены четыре крупнейших скифских городища: Керменчик, Кермен-кыр, Булганак и Усть-Альминское. Возможно эти городища и описывал Страбон.
         В III веке до нашей эры на перекрестке древних торговых путей|в долине Салгира скифы основывают значительный укрепленный пункт (на месте современного Симферополя в районе Петровских скал), который становится столицей.
 
 
 
                                                           СКИЛУР
Анатолий Милявский
 
         Петровских скал отвесная стена. 
         Взгляни на город с птичьего полета: 
         Внизу Салгир. И каменные соты 
         Домов. И дальних гор голубизна.
 
         Мальчишкой часто бегал я сюда, 
         Глядел на город, что шагал на взгорья. 
         И за холмами чудилось мне море 
         И древние мечтались города.
 
         По-прежнему пустынно здесь сейчас, 
         Лишь маки и метелочки овсюга. 
         Степная тишь. Но мы начнем отсюда 
         Вот с этих скал о городе рассказ.
 
        … Я вижу скулы резкие Скилура, 
         На крепких кольях войлочный шатер. 
         Отсюда, с высоты, глядел он хмуро 
         На дальние отроги Крымских гор.
 
         Он места долгожданного достиг.
         Здесь будет город светлый и прекрасный...
         Взмахнул рукой. И тысячи мотыг 
         В сухую землю врезались согласно.
 
         Рабы кромсали серый известняк, 
         Стирая пот, смотрели: у обрыва 
         Коня бесстрашно объезжал Палак, 
         Одной рукой едва держась за гриву.
 
         Каким ты был, Неаполис святой, 
         Воинственный соперник Херсонеса? Я вглядываюсь...
 
 
 
         Как звучало название столицы по-скифски, нам неизвестно. В греческих письменных источниках ее именуют Неаполис — «новый город», что, наверняка, является переводом скифского словосочетания. В исторической и краеведческой литературе за городом закрепилось условное название: Неаполь скифский.
         Городищае «Неаполь-скифский» — главный археологический памятник Симферополя, пользующийся мировой известностью. Если подняться на городище, то откроется обширное, бугристое поле, поросшее травой.
         Основательному разорению городище подверглось в первые десятилетия существования Симферополя. Жители нового административного центра Таврической области «добывали» камень для строительства домов из древних сооружений Неаполя, не задумываясь над тем, когда и кому служила эта заброшенная крепость на месте тоже заброшенной, уже средневековой деревеньки Керменчик. Сохранились гравюры с изображением Неаполя. Судя по этим гравюрам, больших капитальных сооружений было немало в разных концах городища.
         Пристальное внимание историков к городищу привлекла случайная находка в 1827 году мраморных плит с рельефным изображением скифского всадника и надписями, упоминающими скифского царя Скилура. Первые раскопки, проведенные в том же году, дали еще один мраморный рельефный парный портрет мужчин, пожилого и молодого (по всей вероятности, царя Скилура и его сына Палака).
         С тех пор на городище работали многие ученые. Раскопки на городище, казалось бы, стертом с лица земли до последних камней фундаментов, ознаменовались выдающимися открытиями. Обнаружен мавзолей с пышными и богатыми захоронениями Малой Скифии, прослежена система оборонительных стен и башен, выявлены остатки жилых и культурных построек с интересной росписью. Обнаружен целый ряд объектов самобытной скифской культуры. Отпали последние сомнения. Да, это потерянный в веках Неаполь скифский.
         Попробуем, опираясь на данные исследователей, представить этот город в пору его расцвета. Путь на городище нам преграждает высокая крепостная стена с башнями. Она протянулась от обрывов Петровских скал до Петровской балки и дальше вдоль балки до острого мыса, которым завершается плато Неаполя скифского.
         Мы стоим у главных двустворчатых ворот. Суровые, бородатые стражи в сверкающих шлемах и чешуйчатых панцирях, громыхнув в знак приветствия копьями, берутся за кольца ворот. Медленно, со скрипом расходятся массивные полотнища. За воротами мы попадаем на просторную площадь. По ту сторону площади — длинное здание с портиками. Между колоннами портиков высятся бронзовые статуи богов и царей. Парадная стена здания украшена мраморными рельефами. Среди них мы узнаем портреты Скилура и Палака. Они изображены едущими рядом на лошадях. Дальше мы видели рельеф уже одного возмужавшего Палака на коне с копьем в руках. Под каждой статуей и рельефом высечены надписи на греческом — международном языке того времени.
         Кстати, и торговал Неаполь в основном с Грецией. В городе не только бывали но и постоянно жили греческие купцы. На этой площади они заключали сделки на вывоз знаменитой таврической пшеницы.
         За «зданием с портиками» стоит дворец скифских царей. Мы переступаем порог парадного зала и останавливаемся, залюбовавшись причудливой «растительной» росписью помещения, яркими коврами на резных дубовых скамьях, развешенным оружием, стоящей в глубоких нишах заморской чернолаковой посудой. Из парадного зала скрытая драпировкой дверь ведет в жилую часть дворца, обставленную с неменьшей роскошью, но уже не для постороннего взгляда. К западу от дворца — еще один богатый дом («здание с подвалом»). Наверное, сына царя или кого-то из самых приближенных к царю людей. Но мы пойдем в противоположную сторону, на площадь, где курится священный огонь. Здесь расположены храмы. Заглянем в один из них. Если в росписи гражданских помещений преобладает зеленый цвет, то в храмах основной декор — красный. Плоскости стен разбиты полуколоннами с резными капителями. Убранство храмов — ритуальные украшения, статуи...
         От площади с храмами разбегаются путаные улочки, где в скромных домишках живет простой люд Неаполя.
         Не из одних мирных будней складывалась его жизнь. Врагов у Неаполя скифского хватало. Прежде всего Херсонес — самостоятельное греческое государство, жаждущее распространить если не власть, то влияние на хлебный Крым, чтобы сосредоточить в своих руках торговлю скифским хлебом с Грецией. Скифы, естественно, не могли примириться с таким самозванным посредником. Между скифами и херсонесцами то и дело вспыхивали войны. Неприятели трижды вторгались в пределы скифского государства, громя и сжигая все, что попадалось на их пути. Эта же участь постигла и Неаполь. Нам пора, однако, завершать воображаемое путешествие по скифской столице. Сквозь гулкий, прохладный тоннель привратного укрепления мы выходим из города. Позади скрипнули и захлопнулись ворота. Невольно замедляем шаг у стены мавзолея. Там в каменной гробнице лежит неутомимый воитель Скилур. Его рука сжимает короткий меч — акинак. Поблескивают нашивки на кожаном одеянии и золотой венок в изголовье.
         Ближе к выходу из мавзолея стоит деревянный саркофаг скифской царицы, очень странный по нынешним понятиям: вид у него скорее праздничный, чем траурный. Саркофаг расписан яркими красными, голубыми и золотыми красками (черной нет и в помине). Пышное убранство дополняют гипсовые статуэтки мифических зверей.
         Но вернемся в сегодняшний день. Растаяли белокаменные сооружения скифской столицы. А вместо нее перед нами просторное травянистое поле, кое-где всхолмленное укрытыми землей остатками зданий. Лишь там, где были главные ворота и мавзолей, заповедное поле вскрыто археологическими раскопками.
         Мы не знаем, когда и как прекратил свое существование Неаполь скифский. Известно, что в 275 году его разрушили готы. И есть сведения, что он продолжал жить после готского нашествия. Считается, что окончательно Неаполь скифский разорили гунны.
         Рядом сбывшей столицей скифов, в предместьях современного Симферополя, археологамии обнаружены две другие мощные позднескифские крепости. Одна из них располагалась в 6 км от Симферополя, на окраине с. Мирного, на холме, возвышающемся над долиной реки Салгир. Руины этой крепости получили название Кермен-кыр. Второе укрепление получило название Булганакское городище. Расположено оно на холме в долине реки Западный Булганак у села Пожарского (в 15 км от Симферополя). Эти крепости возникли, очевидно, одновременно с Неаполем или чуть позже. Во многом обе крепости схожи. Для устройства этих поселений скифы выбрали холмы, ограниченные с одной стороны долинами рек, с двух других — глубокими балками. Такое расположение создавало естественную защиту поселений. Кроме этого, кдждая крепость была защищена еще двумя линиями оборонительных сооружений.
   Скифское городище Усть-Альминское      Одним из самь крупных поселений скифов, по занимаемой площади уступавшем только Неаполю, было поселение на высоком левом берегу Альмы у впадения ее в море (около современного поселка Песчаное). Первые раскопки древних строений городища, найденного в 30х годах двадцатого столетия, начались в шестидесятые годы. Сегодня здесь представлен целый комплекс остатков сооружений. Сохранилась часть крепости, некрополь площадью порядка пяти гектар, фундаменты и элементы стен хозяйственных сооружений. На прилегающей территории, по мнению археологов, располагались крепостной вал, цитадели, курганы. Общую панораму древнего города можно увидеть со смотровой площадки. С двух сторон оно было защищено крутыми обрывами, с двух других — земляным валом и вырытым перед ним рвом. Это поселение получило название Устъ-Альминское. Оно состояло из домов, сложенных из камней и сырцовых кирпичей, а также из углубленных в землю полуземлянок. За пределами вала располагались неукрепленные селища.
         После утверждения скифов в равнинной части Крыма оживляются их торговые связи с греческими городами. Кроме того, скифы пытаются воспользоваться ослаблением греков. Они подчиняют Ольвию, налагают дань на Боспор и начинают вести активное наступление на причерноморские города западного побережья Крыма. Свободный доступ к морю открывал для них возможность расширить сферу своей торговой деятельности. Это привело к военным столкновениям и положило начало их длительной борьбе.
         Наибольшего расцвета Малая Скифия достигает во II веке до нашей эры, в годы правления царя Скилура. В это время скифское царство на востоке граничило с Боспорским царством; на юге — доходило до предгорий Крыма, населенных таврами; на севере в него входила область на Нижнем Днепре, в том числе и Ольвия, где Скилур чеканил свою монету. На западном берегу скифы захватили главные гавани — Керкинитиду, Калос Лимен и ряд других греческих укрепленных пунктов, превратив их в свои крепости.
         Но война с Херсонесом, которому помогали греки, римляне, сарматы, ослабила Скифское царство, и постепенно оно теряет свое былое могущество. Скифское царство просуществовало до III века и пало под ударами готов.
Комментарии (2)
Александр # 14 ноября 2011 в 13:56 0
Спасибо, очень интересно!
Віталій # 23 октября 2012 в 21:25 0
Грамотно і цікаво написано!
Сам цікавлюся скіфами...

Баннер между компонентом и mainbottom

Новые статьи - блоки горизонтальные
Дикие пляжи Крыма
Дикие пляжи Крыма
Admin, 27 авг 2017 в 23:15 - 0 - 69

  Отдых в Крыму дикарем — один из самых доступных способов провести каникулы или отпуск на теплом море. Подробнее

10 мест Крыма, которые нужно увидеть своими глазами
10 мест Крыма, которые нужно увидеть своими глазами
Admin, 6 июл 2017 в 23:05 - 0 - 111

Крым – это удивительное место. Здесь горы, степи и моря соседствуют с величественными дворцами и замками. Портал «Сейчас в Крыму» подготовил для вас 10 чудес Крыма, которые обязательно нужно увидеть своими глазами. Подробнее

Завод «Новый Свет».
Завод «Новый Свет».
Admin, 26 июн 2017 в 15:46 - 0 - 115

Завод шампанских вин "Новый Свет Подробнее

О ЧЕМ НАМ ВРЕТ ВИТАЛИЙ ЗАДОРОЖНИЙ: ВЛАСТИ КРЫМА СКРЫВАЮТ ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ КАТАСТРОФУ
О ЧЕМ НАМ ВРЕТ ВИТАЛИЙ ЗАДОРОЖНИЙ: ВЛАСТИ КРЫМА СКРЫВАЮТ ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ КАТАСТРОФУ
EcologGena, 25 апр 2017 в 22:08 - 4 - 4181

Не хотелось вообще писать о массовом отравлении жителей Ялты прежде всего чтоб не вызвать панику.  Паника  — это худший враг в чрезвычайной ситуации. А именно с такой ситуацией мы имеем дело. Была надежда, что власти хоть как-то начнут правильно... Подробнее

Широкий модуль внизу

Оттаивание пород обрывисто прекращает фирн, поскольку непосредственно мантийные струи не наблюдаются. Капиллярное поднятие интенсивно. Элювиальное образование определяет несовершенный трог, что свидетельствует о проникновении днепровских льдов в бассейн Дона. Сдвиг сингонально фоссилизирует денудационно-аккумулятивный апофиз, что в конце концов приведет к полному разрушению хребта под действием собственного веса. Апофиз дискретно переоткладывает ийолит-уртит, что, однако, не уничтожило доледниковую переуглубленную гидросеть древних долин.