Гость! Сегодня: Сб, 22 Июл 2017 г. 03:49

Культура Таврики в VIII-IX вв.

9 апреля 2011 - Admin

  На всей территории Таврики в VIII—IX вв. господствовали в сущности близкие формы материальной культуры: почти тождественен состав керамики, близки формы жилища и обряды погребения. Конечно, имеются и специфические черты в материальной культуре отдельных районов, отразившие их место и судьбы в истории всего Северного Причерноморья в ту эпоху, но эти особенности рельефно выступают на фоне определенной общности.

         Керамический комплекс, выявленный раскопками, достаточно устойчив. Он резко делится на две основные группы: гончарную керамику, представляющую собой ремесленную продукцию, и лепную, выполненную от руки в домашних условиях.
         Гончарная керамика — это преимущественно сосуды, служившие тарой: яйцевидные амфоры, в массе производившиеся в гончарных центрах того времени (в Чабан-куле, Каиакской балке, в горах над Мисхором и в районе Бахчисарая), кувшины с плоской ручкой, фляги и пифосы, пифосообразные горшки со сплошным рифлением.
         Но, как показали раскопки, в быту сельского населения, по крайней мере в юго-западной Таврике, преобладала не гончарная, а лепная посуда — специфическая деревенская керамика — главным образом горшки, служившие основным видом кухонной посуды, реже миски.
         Изучение этого материала показывает, что с городской культурой Таврики керамика селищ связана слабо: влияние города и прежде всего Херсонеса сказалось лишь на керамической таре — амфорах, пифосах, высокогорлых кувшинах с плоской ручкой, местные формы которых исходят из раннесредневековых образцов, бытовавших на Херсонесе и Боспоре. Формы же кухонной и бытовой посуды резко отличаются от городских и ничего общего с ними не имеют.
         Небольшой жилой дом, характерный для селищ Таврики того времени, имел, как правило, два неравных помещения (из них одно жилое) с открытым очагом. Стены состояли из каменного основания, на котором покоилась легкая конструкция из деревянных стояков, соединенных жердями, с толстой глиняной обмазкой; пол был земляной, кровля земляная или соломенная. В этих постройках отразилась, несомненно, иозднеантичная традиция жилого строительства, в чем убеждают раскопки поселений первых веков нашей эры на Керченском полуострове.
         В этот период в Крыму обычны грунтовые могмы, обложенные по античной традиции тесаными плитами и перекрытые тонкими бесформенными плитами; встречаются и простые грунтовые могилы без обкладки или обло-женные только деревянными плахами. Погребенных клали на спину, головой на запад, правая рука у них обычно согнута в локте. Нередко в могилу ставили горшок с пищей. Специфическим являлся обычай класть под голову погребенного или на подбородок кусок черепицы; это как бы элемент домашнего очага, сопровождавший умершего в загробную жизнь, обычай еще языческий. Инвентарь этих могильников крайне беден.
         В иной мир, мир византийский, мы попадаем, как только обращаемся к памятникам монументального строительства — к монастырям, возникшим здесь, вероятно, именно в пору монашеской эмиграции «на северные склоны Евксинского Понта», и к храмам, возводившимся в наиболее крупных поселениях; строительство их было связано с активизацией церкви.
         Наиболее крупным и богатым среди тогдашних монастырей стал монастырь Апостолов в «торжище, называемом Партениты», расположенный в восточной стороне Медведь-горы, у ее подножия. Здесь, в конце VIII в., на месте раннесредневековой базилики был построен небольшой трехнефный трехапсидный храм-базилика длиной 18 м. Нефы разделялись не колоннами, а столбами; с трех сторон здание охватывали галереи. Пол базилики имел узорчатую вымостку из каменных разноцветных плиток. Весь облик здания приобрел провинциально-византийский характер. Ощущению упрощенности его способствует и замена легких колонн массивными столбами, дробящими внутреннее пространство храма, рассчитанного не на массы прихожан, а главным образом на монастырскую братию. Резкое упрощение сказалось и иа узорчатой вымостке, предельно простой и однообразной.
         Аналогичная по форме трехнефная трехапсидная базилика, только в два раза большая (ее длина 37 м), была сооружена на холме Тепсень в Планерском — в наиболее крупном поселении восточной Таврики. Раскопки показали, что базилика эта была построена на месте другой, почти в два раза меньшей; такое резкое расширение храма, очевидно, отразило рост численности прихода, т. е. населения города.
         Однотипные храмы-базилики, строившиеся в те времена в менее крупных поселках, были совсем небольшими.
         Однако базилика отходила в область прошлого. В течение всего раннего средневековья постепенно вырабатывалась совсем иная архитектурная система, ставшая с IX в. основной как в центральных византийских областях, так и на византийском Востоке: базилику сменил небольшой крестово-купольный храм с четырьмя устоями, поддерживавшими купол на световом барабане. Это была принципиально новая архитектура.
         Промежуточным звеном в развитии такого рода композиции можно считать замечательный памятник Боспора (Керчи) — храм Иоанна Предтечи, занимавший видное место в укрепленном акрополе города вблизи порта. Судя по композиции здания и технике кладки с чередованием рядов кирпича и камня, а также учитывая надпись на колонне храма, он, вероятнее всего, построен в конце VIII в. Эту дату подтверждают раннесредневековые по форме амфоры, которые были заложены в качестве голосников в воды храма.
         В этом выдающемся здании свободный крест ясно выражен лишь в верхней части храма, а нижняя его часть представляет собой прямоугольный четырехстолбный массив. Но основной крест снаружи подчеркнут и доминирует в композиции всего храма. Несомненно, что источником такой композиции была малоазиатская архитектура, хотя и своеобразно претворенная боспорским (или приглашенным в Боспор) зодчим.
Комментарии (0)

Корзина

Ваша корзина сейчас пуста.